«ЗАЩИТА НУЖНА ОТ СЕГОДНЯШНИХ РИСКОВ, А НЕ ТЕХ, ЧТО БЫЛИ ГОД ИЛИ 10 ЛЕТ НАЗАД»

Гендиректор «Альфастрахования» Владимир Скворцов размышляет о меняющемся рынке и о том, что нужно современному клиенту

На пост руководителя «Альфастрахования» Владимир Скворцов пришел с мыслью, что страховой рынок — непаханое поле для изменений. И не ошибся: вот уже 20 лет гендиректор «пашет поле», а у него все еще «есть этот драйв». Под его руководством «Альфастрахование» стало одним из лидеров страхового рынка и вступило на путь цифровой трансформации. Но цель топ-менеджера не вывести страховщика на первые строчки рейтингов по сборам, а «стать номером один в сердце клиента».

В интервью «Ведомостям» Скворцов рассуждает, кто победит в соревновании за клиента — цифровизация и возможность продать любую страховку онлайн или традиционный подход: чаепитие с агентом и разговор «о том о сем». И рассказывает, с какими компаниями хотелось бы конкурировать в будущем, как кризис повлияет на страховой рынок и как отражается на нем регулирование Банка России.

— Пользуются ли спросом у вас страховки от коронавируса? С этической точки зрения не считаете, что это слишком конъюнктурный продукт?

— Я считаю, что задача страховой компании — реагировать на события, которые происходят, а не страховать только то, что привычно: машину, квартиру, дачу. Людям нужна защита от сегодняшних рисков, а не от тех, которые были вчера, год или 10 лет назад. Поэтому реакция страхового сообщества и наша реакция была абсолютно оправданна и правильна.

Мы предложили страхование от коронавируса одними из первых на рынке — в самом начале карантина, запустив продукт буквально с колес, за 10 дней, — и в конце марта — начале апреля начали продавать. Статистики по новому вирусу на тот момент было мало, поэтому мы ориентировались на расчеты и прогнозы, которые делали и продолжают делать в большом количестве медицинские эксперты. Программа хорошо себя показала. На сегодняшний день по ней выплачено свыше 46 млн руб. более чем 1000 человек.

— А вторая волна сказывается, стали больше обращаться?

— Пик продаж был в апреле, затем люди стали спокойнее относиться к теме коронавируса, и после снятия карантинных мер спрос на такие программы практически полностью упал. Сегодня продажи снова растут, но не такими темпами, как в начале пандемии.

— Сколько человек купило у вас эти страховки? Правильно я понимаю, что ты можешь рассчитывать на выплату, если у тебя диагностировали коронавирусную инфекцию?

— Купили защиту порядка 80 000 человек, и свыше 1000 юридических лиц и предпринимателей оформили специальную программу для своих сотрудников. У нас есть несколько продуктов. Первая история для частных лиц — когда клиент получает выплату после установления диагноза при наличии положительного теста и заключения врача. Для нас не важны симптомы — важен диагноз. И такая страховка стоит от 2000 руб. Вторая история — корпоративная программа, когда компания может позаботиться о своем коллективе и защитить на случай заболевания вирусом. Здесь стоимость индивидуальна и зависит от многих факторов.

«Альфастрахование» застраховалось

Владимир Скворцов рассказал о том, как сама страховая компания живет и работает во время пандемии: «В пик заболеваемости в апреле у нас на удаленке работало примерно 85% сотрудников московского офиса. В регионах ситуация разная: в некоторых филиалах это были цифры, сопоставимые с московскими, а в некоторых практически никто удаленно не работал, поскольку режима карантина на территории не было. Сейчас в Москве чуть больше 30% сотрудников работают удаленно, и мы внимательно следим за развитием ситуации.

Также мы помогаем нашим корпоративным клиентам в организации тестирования сотрудников. Это более 700 компаний и тысячи и тысячи сотрудников. Многие организации — и мы в том числе — в пик заболеваемости проводили 100%-ное тестирование сотрудников, которые находятся в офисе, и вот таким клиентам мы помогали и помогаем сегодня это сделать с точки зрения обеспечения организации процесса.

— Исходя из чего рассчитывали цену этих продуктов?

— Мы взяли статистику по заболеваниям типа гриппа, также отталкивались от данных мировой статистики по пандемии (тогда у нас были первые данные по Азии и Европе). Плюс мы строили прогнозы развития эпидемии в России исходя из уровня заболеваемости в стране с наиболее агрессивной динамикой развития эпидемии (на тот момент — Италия). Конечно, это был риск, но мы осознанно на него пошли, так как знали, что такой продукт будет клиентам интересен. Если бы ситуация развивалась по более негативному сценарию, мы бы скорректировали цены, но в России все шло по достаточно оптимистичному сценарию, и наш расчет оправдался.

— ЦБ в ходе проверки обнаружил, что нередко правила страхования дают возможность отказать в выплате возмещения либо задержать эту выплату. Тема болезненная — она скажется на имидже страховых компаний? А на продажах может сказаться?

— Конечно, это неприятно ударило по имиджу рынка. Подобные вещи складываются с течением времени в большой ящик под названием «страховщики обманывают». Я не проверял условия всех страховщиков, но что касается нашей компании, то мы с самого начала убрали стандартные исключения вроде чрезвычайной ситуации, эпидемии, так как именно от этого и страховали. И, собственно, наши выплаты подтверждают, что программа работает.

Особенности коронакризиса

— Как в целом страховой рынок отреагировал на коронакризис? Что было у вас с продажами в период самоизоляции, снизились ли они и в каких видах страхования?

— В корпоративном страховании мы пока не видим сокращения продаж вообще. Например, с точки зрения медицинского страхования — внимание к здоровью усиливается, все наши крупные корпоративные клиенты не только не отказываются от программ ДМС, но и думают о расширении покрытия. Что касается розничного страхования, то реакция граждан была более острой, и мы видели пик продаж перед карантином, в том числе из-за роста курса доллара, когда люди активно покупали автомобили, недвижимость, опасаясь роста цен и обесценивания рубля. В первую же неделю самоизоляции было снижение продаж на 50-60%, но ожидаемое, людям было не до этого. Сегодня мы наблюдаем практически полное восстановление по ОСАГО и уже превысили объем прошлого года. Средняя премия по этому виду будет снижаться, но это обусловлено не кризисом, а в первую очередь конкуренцией.

— Каков ваш прогноз сокращения страхового рынка в 2020 г.?

— Падение сборов рынка вряд ли будет более чем на 5-7%. Что касается сегментов, которые пострадают сильнее всего, то их три: страхование пассажиров, туристическое (страхование выезжающих за рубеж) и «Зеленая карта» — все, что связано с ограничениями и выездом за границу. Падения премий в медицинском страховании, надеюсь, не будет. Да, сокращаются бюджеты у предприятий, и давление вниз будет и на цены, и на объем покрытия. Но, с другой стороны, внимание к здоровью из-за коронавируса кратно выросло. Мы рассчитываем, что клиенты будут очень тщательно подходить к выбору программ медицинского страхования и не сильно резать бюджет.

Если страховые компании не начнут уходить на неоправданно низкие уровни цен, демпингуя, то снижение в целом по рынку возможно, но не радикальное.

— Чем этот кризис отличается от кризисов 2008 г. и 2014 г.?

— Страховой рынок всегда более гладко реагирует на шоки в экономике: в кризис 2008 г. рынок начал падать только в начале 2009 г. и падение составило около 7%, а кризиса 2014 г. страховой рынок совсем не заметил, так как падение было резким, [но] с быстрым восстановлением. Однако падение ВВП так или иначе отражается на страховании, плюс на нас влияет и падение реальных доходов населения: например, люди будут меньше покупать машин, а значит, и меньше страховать. Поэтому падение сборов страхового рынка неизбежно.

Другой вопрос, на который пока у нас нет ответа, — возможное изменение потребительского поведения. Предыдущие кризисы были чисто экономические, но сегодня коронавирус меняет потребительское поведение во всем мире. Люди научились работать удаленно, привыкли покупать в онлайне то, что они раньше не покупали.

Если эти изменения мы сможем использовать и фундаментально трансформировать основы рынка страхования, то, я считаю, это будет очень здорово. Мы много говорим о том, что диджитализация индустрии — это важно, но часто наталкивались на барьеры психологического характера со стороны клиентов, так как они боятся покупать страховки онлайн. Первый прорыв был с продажами электронного ОСАГО (е-ОСАГО): условно, если в 2016 г. все ездили с бумажками, то сейчас уже половина людей абсолютно спокойно пользуется е-ОСАГО. Если мы это распространим на другие виды страхования автомобилей, имущества, то это будет очень позитивно и для клиентов, и для страховщиков.

— Что будет с ценами? На какие продукты они вырастут, а на какие останутся неизменными или, может, снизятся?

— Мы увидим большое разнообразие цен. В ОСАГО благодаря новым возможностям, которые нам дает закон об индивидуализации тарифов, будем стараться давать более низкие цены аккуратным клиентам. То же самое в медицинском страховании: где-то будем предлагать точечный продукт, более дешевый, а для тех, кто захочет страховку посложнее, цена будет выше.

При этом надо помнить, что ценообразование — это комбинация очень многих факторов. Например, в автостраховании, с одной стороны, есть инфляция, и от нее никуда не денешься, поэтому цены на запчасти растут, и это толкает страховой тариф вверх. С другой — машины оснащаются качественными системами безопасности, предупреждениями об авариях, и мы видим снижение частотности аварий. И это не какие-то локальные данные за месяц или квартал, это общемировая тенденция. А это очевидно позволяет давать более низкие цены.

АО «Альфастрахование»

Страховая компания

Акционеры (данные компании на 17 января 2020 г.): ООО «ЮНС-холдинг» (99,99%, основные бенефициары — Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев, Петр Авен).

Финансовые показатели (МСФО, 2019 г.): страховые премии — 166,8 млрд руб., выплаты — 84,6 млрд руб., прибыль — 4 млрд руб.

Объединяет АО «Альфастрахование», ООО «Альфастрахование-жизнь», ООО «Альфастрахование-ОМС», ООО «Медицина Альфастрахования». По данным ЦБ РФ, по итогам первого полугодия 2020 г. группа «Альфастрахование» занимает 2-е место среди российских страховщиков по размеру собранных премий — 52,7 млрд руб. Выплаты за этот же период составили 23,5 млрд руб.

— Какие у «Альфастрахования» могут появиться новые страховые продукты или уже появились? В каком направлении модернизируете старые?

— Мы начали активно предлагать новое комплексное страхование для внутреннего туризма с покрытием рисков COVID-19, и этот продукт может остаться у нас навсегда, так как люди стали больше отдыхать внутри страны. Также думаем про страхование, связанное с онлайн-заказами продуктов, но пока не буду раскрывать карты полностью. В июне мы запустили программу по страхованию квартиры с возможностью включения и выключения защиты в приложении. Когда можно застраховать свое жилье ровно на то время, которое тебе нужно, когда ты в самоизоляции на даче или в отпуске.

— Как кризис повлияет на конкуренцию, она ужесточится?

— Принят закон о новом этапе либерализации тарифов в ОСАГО, который вступил в силу в конце августа, и, конечно, он усилит конкуренцию — у страховщиков появилась возможность давать разный тариф разным клиентам, для аварийных водителей он будет выше, для аккуратных — ниже.

Но есть такой аспект: во время карантина количество страховых случаев значительно снизилось. Есть опасность, что некоторые наши конкуренты, ориентируясь на временные хорошие результаты, могут начать демпинговать, что очень опасно. Потому что люди дойдут до поликлиник, сядут на машины, плюс инфляция никуда не денется, стоимость запчастей вырастет. И тогда нельзя исключить, что в конце года и в начале следующего у таких компаний не хватит денег на выплаты, что может закончиться лишением лицензий. Надеемся, что этого не произойдет.

Неизбежная цифровизация

— Банковский сектор делает прорыв в цифровизации, у каждого банка суперприложение, они соревнуются за его удобство, постоянно дополняют и обновляют. Но я не могу так сказать про страховой рынок — не у каждого есть мобильное приложение, а если и есть, то оно неудобное. Как вы оцениваете цифровизацию в страховом секторе и подстегнет ли ее кризис?

— Вы правы и не правы одновременно. Действительно, страховая индустрия пока еще в роли догоняющего, но догоняет банковскую отрасль очень быстрыми темпами. Проблема в том, что, хотя мы уже предлагаем множество современных цифровых решений, наши клиенты не так много пользуются ими и зачастую не осознают, что ситуация фундаментально изменилась.

Уже сегодня все ключевые продукты можно купить в мобильном приложении или на сайте страховой компании. Также дистанционно через приложение можно заявить о страховом событии и не приезжать в офис, а сразу направиться в автосервис, если речь идет о страховании автомобиля. И конечно, за время карантина пользование такими цифровыми сервисами увеличилось очень заметно. Например, продажи страховок каско через мобильное приложение выросли в апреле — мае в 2 раза. Такие же показатели по количеству заявленных страховых случаев в каско и ОСАГО.

Похожая ситуация была с продажами продуктов типа кредитного, инвестиционного страхования жизни, которые в обычное время мы продавали через офисы банков, хотя очень хотели, чтобы они были доступны в мобильных приложениях партнеров. Но когда с кризисом банки сильно ушли в цифру и на удаленку, то мы буквально за неделю добились того, чтобы это было реализовано.

Владимир Скворцов

Гендиректор «Альфастрахования«

Родился в 1969 г. в Москве. Окончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова

1992

первый вице-президент брокерской компании «Ринако плюс»

1998

начал работать в инвестиционно-банковской группе «Никойл», с 1998 по 2000 г. — генеральный директор БК «Никойл»

2000

исполнительный директор бизнес-направления инвестиционного банковского обслуживания группы «Никойл»

2002

генеральный директор группы «Альфастрахование», с 2014 г. входит в наблюдательный совет консорциума «Альфа-групп»

Конечно, помимо новых цифровых технологий (в которые верит наша компания и которые развиваются достаточно быстро) некоторые компании исповедуют более традиционный и консервативный подход: например, любая продажа должна обязательно начинаться через агента, который придет в дом, сядет на диван, выпьет с клиентом чаю, поговорит о том о сем. Это есть сейчас, и это не исчезнет в ближайшее время, особенно когда речь идет о сложных продуктах, но мы верим, что в этом соревновании цифровой подход будет выигрывать. Естественно, полностью в диджитал ни мы, ни банки не уйдем, но я уверен, что сочетание цифрового наполнения и физического контакта должно стать новым стандартом индустрии. Агенты и продавцы точно так же будут использовать цифровые каналы и технологии для обслуживания клиентов. И клиенты, начав обсуждение условий страхования с продавцом, смогут продолжить покупку в мобильном приложении или на сайте.

— Главный управляющий директор Альфа-банка Владимир Верхошинский говорил нам в интервью, что сейчас для стартапов из-за кризиса тяжелое время — люди не хотят инвестировать туда, где временной горизонт прибыли не ясен. Не так давно акционеры «Альфа-групп» инвестировали в страховщика «Манго». Как вы оцениваете развитие иншуртех-компаний в России и их конкурентоспособность с такими мастодонтами страхового рынка, как ваша компания?

— Мы позитивно оцениваем появление таких компаний, потому что это хорошая конкуренция в правильном поле — эти компании заставляют нас быть еще более быстрыми и оперативными. Мы и они тестируем разные продукты, разные решения и технологии, но все вместе продвигаем саму идею цифровизации страхования. Время сейчас, может, и тяжелое, но наши акционеры правильно делают, что инвестируют и поддерживают иншуртех-бизнес.

Моя задача сделать так, чтобы «Альфастрахование» было лучшей цифровой страховой компанией. А для того, чтобы это произошло, нам нужны конкуренты, такие как «Манго», вместе с которыми мы будем двигаться в эту сторону.

— Вы возглавляете комитет по электронной коммерции и цифровым сервисам Всероссийского союза страховщиков. Чем он сейчас занимается?

— С моей точки зрения, страхование незаслуженно считается консервативной, нецифровой услугой, хотя это единственная финансовая индустрия, где мы обязаны обслуживать клиентов в онлайне (е-ОСАГО). В этом плане комитет должен участвовать в формировании имиджа страхования как высокотехнологичной индустрии. Мы оказываем поддержку в продвижении различных инициатив и сервисов: мобильное приложение «Помощник ОСАГО», разрабатываемое Российским союзом автостраховщиков (РСА), единая медицинская карта, которая позволит в одном месте собрать все медицинские данные гражданина (и их он потом по желанию сможет разрешить использовать страховщикам). С середины июня идет важный пилот, связанный с «цифровым профилем гражданина»: теперь клиент, когда заходит на сайт страховщика, может дать разрешение на получение данных о себе из ЕСИА. В итоге анкета, необходимая для оформления полиса, предзаполняется на очень большой процент, что сильно сокращает время заключения договора и делает этот процесс значительно более удобным для потребителя. Уже более 50 000 клиентов нашей компании, покупая у нас полис ОСАГО, воспользовались такой возможностью.

— С другой стороны, это еще огромное пространство для мошенников и утечек баз данных. Сейчас сплошь и рядом новости про это.

— Мы берем данные из государственных сервисов, где они защищены. С утечками данных — это вечная война, которая не завершится победой ни одной из сторон. Компании данные защищают, придумывают новые способы, а мошенники пытаются их украсть, также изобретая новые методы, вирусы и т. д.

— Но история, когда сотрудник Сбербанка похитил базу клиентов и выставил на продажу, дает основания думать, что какой бы защищенной ни была система, ее самое слабое звено — человек.

— И так и не так. Современные средства защиты действительно могут противодействовать простому взлому, и все крупные инциденты за последнее время связаны с людьми: мошенники находят лазейку, пользуются человеком, либо он сознательно идет на преступление. Но технологические способы защиты сегодня умеют нивелировать и этот фактор и, по сути, не позволяют человеку совершить преступление. Однако это сложнее, дороже, и в итоге все упирается в бесконечное противостояние мошенников и компаний.

Здоровый взгляд

— Как вы думаете, почему, как только наступил кризис, люди побежали покупать машину, телевизор, а не страховать здоровье пошли?

— Скорее не вместо страхования здоровья покупают машину, а, опасаясь резкого роста курса доллара и цен на машины, люди совершали запланированные покупки раньше, чем предполагали изначально.

— Почему так обстоит с тем же страхованием здоровья? Как вы вообще изучаете и прогнозируете потребительское поведение в своей сфере? Понятно, что его диктует состояние экономики. Но ведь не только. Русское «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» не изжито еще или как считаете? С этим можно что-то сделать или не стоит тратить силы?

— Я вообще не очень верю в то, что человеческое поведение может меняться скачками. Но такие масштабные события, конечно, способны значимо усиливать тренды, которые уже существовали. Тренд на внимание к здоровью наблюдался и раньше: сейчас продвигается здоровый образ жизни, все бегают, стараются сладкое не есть. Ситуация с коронавирусом этот тренд усилила, и я очень рассчитываю на то, что люди будут гораздо более внимательны к здоровью, чем раньше.

— Как влияет на конкуренцию в ДМС наличие сети собственных клиник? Что у вас изменилось за годы ее существования?

— С одной стороны, в некоторых регионах присутствия клиник «Альфацентр здоровья» у «Альфастрахования» очень большая доля по ДМС. Но, с другой стороны, доля в выручке клиник от физлиц, которые никак не связаны со страховой компанией, а просто приходят и лечатся за деньги, составляет уже 40%. Я бы сказал, что сегодня это здоровое и гармоничное сотрудничество, когда обе компании — страховая и сеть клиник — развиваются самостоятельно, но оказывают друг другу поддержку. Несмотря на карантин и ограничения в ряде регионов весной, в августе выручка от физлиц на 15% превысила показатели августа прошлого года.

Клиники «Альфацентр здоровья» работают в Москве, Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и еще семи городах. Всего сеть будет насчитывать 60 клиник по всей территории России в городах с населением от 500 000 человек, сказано на сайте «Альфастрахования». /Денис Абрамов / Ведомости

— А что скажете о новациях в системе ОМС, которые недавно обнародовал Минздрав: передать контроль услуг федеральных медучреждений от страховщиков к ФФОМС и вдвое сократить страховым компаниям нормативы расходов на ведение дел?

— Внезапное появление этого законопроекта вызвало массу вопросов, на которые пока нет ответов. На протяжении десятилетия в стране выстраивалась пациентоориентированная модель, в которой у человека есть право поменять врача, лечебное учреждение, страховую компанию. В этой модели страховщики ОМС выступают полноценными независимыми защитниками интересов пациентов. В новой же системе ФОМС планирует выполнять одновременно функции и проверяющего, и проверяемого, находясь при этом на стороне медицинской организации, а не пациента. С нашей точки зрения, это неправильно, и это лишь один из примеров противоречий, которые содержатся в законопроекте. Негативные последствия от таких действий для населения и здравоохранения очевидны. Не буду скрывать, страховое сообщество было удивлено форматом взаимодействия при подготовке этого законопроекта. Документ, серьезным образом меняющий внешний вид всей системы здравоохранения страны, касающийся всех ее участников, был внесен в виде технического законопроекта без обсуждения с медицинским, пациентским, страховым сообществом. Мы надеемся, что диалог по этому вопросу все-таки состоится и аргументы участников текущей системы будут услышаны.

Плюсы и минусы регулирования

— Давайте продолжим о регулировании. Что вы думаете о предложении ЦБ переложить с заемщиков на банки обязательство страховать ипотечное жилье?

— Если будут реализованы эти предложения, мы потеряем контакт с заемщиком, который берет ипотеку, покупает жилье и страхуется, потому что это будет делать банк. Это будет коллективное страхование. Грубо говоря, банк будет выбирать страховщика, у клиента не будет возможности поменять страховую компанию, а мы не сможем предложить клиенту после погашения ипотеки защитить недвижимость. Оппоненты говорят, что у нас эти кросс-продажи были на низком уровне и не так много клиентов продолжали страховать квартиру после ипотеки. Но тем не менее это было, и для нас это была одна из возможностей по расширению рынка, популяризации страхования жилья.

При этом основная декларируемая цель этой реформы — снизить полную ставку кредита для заемщика, которая включает в себя саму ставку кредита, комиссии, страхование и т. д. Но ведь сейчас за счет уменьшения ставки ЦБ стоимость ипотеки и так существенно снижается, и задача выполняется. То есть давайте сломаем рынок, который формировался много лет? Мы считаем, что негативных последствий у этой задумки гораздо больше. Тем более что снижение стоимости ипотечного кредита должно достигаться за счет конкуренции.

— Что думаете о поправках в законодательство, допускающих иностранных страховщиков на российский рынок с 2021 г.?

— Мы были бы рады появлению новых игроков на рынке, так как это способствовало бы усилению конкуренции, что всегда хорошо как для рынка в целом, так и для компаний. Однако вряд ли стоит ожидать в ближайшее время массового прихода иностранных страховщиков. Многие крупные западные компании, которым это было интересно, уже попробовали свои силы на нашем рынке, кто-то остался — либо в качестве миноритарного акционера российских страховщиков, либо как 100%-ная «дочка». Но большинство приняли решение уйти из России. И причина была не столько в предъявляемых требованиях к иностранным компаниям, сколько в результатах деятельности в России и других странах и, как следствие, пересмотре долгосрочных планов по присутствию в нашей стране. Поэтому активного притока на фоне вступления в силу новых правил мы не ждем.

— Вы один из страховщиков, которые страховали имущественные потери «Норникеля» в результате аварии. Известен ли уже размер ущерба?

— Пока ничего не могу сказать по этому вопросу, расследование причин и обстоятельств события продолжается, поэтому рано говорить о каких-то суммах.

— В связи с «Норникелем» вы говорили, что в России должно развиваться страхование экологической ответственности.

— Нельзя сказать, что экологического страхования в России нет совсем: добровольное страхование есть, у нас есть клиенты, которые страхуют экологические риски. При этом важно понимать, что покрытие экологических рисков актуально не только для предприятий, эксплуатирующих опасные объекты. Как показывает практика, вред окружающей среде может быть причинен при любой хозяйственной деятельности. Но, поскольку это страхование ответственности, для начала должна быть ответственность: наши корпоративные клиенты должны понимать, что в случае аварии и загрязнения окружающей среды штрафы будут большими и серьезными, — тогда страхование от этих рисков будет иметь смысл.

— То есть, чтобы возобновился разговор на эту тему, должна произойти серьезная катастрофа?

— К сожалению, да, чтобы люди задумались о страховании, должно что-то происходить. Извините, но должен дом у соседа сгореть, чтобы в итоге гражданин пошел в страховую компанию и застраховался.

Правильный тариф

— Как вы через 20 лет можете оценить работу системы ОСАГО — исправно ли она работает или чего-то не хватает?

— Механизм работает, и самое очевидное подтверждение этому — тот факт, что сейчас 80-85% машин застраховано. Конкуренция здесь тоже хорошая и правильная, свидетельством чего является снижение средней премии на протяжении 2018 г., 2019 г. и первого полугодия 2020 г. И это при том, что движение цен было в разные стороны — где-то тарифы повышались, где-то понижались, но конкуренция опустила цену полиса на 5% по итогам прошлого года, поэтому механизм правильный. Я считаю, что следующий шаг, который надо будет сделать, — и это то, о чем мы постоянно говорим, — повышение лимитов по выплате до 2 млн руб. И следует дать возможность страховым компаниям больше индивидуализировать тариф для разных водителей, т. е. еще больше расширять коридор для базовых ставок.

Для неаккуратных водителей полис ОСАГО дороже /Евгений Разумный / Ведомости

— С вступлением в силу поправок по ОСАГО по индивидуализации тарифов расширился диапазон базовых ставок на 10% в обе стороны. Вы планируете поднимать базовые ставки? И что будет с тарифами — повысятся или снизятся?

— Тариф двигают два основных фактора: конкуренция — вниз, инфляция — вверх. Рост курса доллара и евро вызывает опасения, но я предполагаю, что до конца года резких движений по тарифам не будет, потому что повышение цен на запчасти все-таки происходит с временным лагом. Но в следующем году если курс не уйдет вниз, то куда мы денемся? Тариф начнет подниматься: повышение в первую очередь будет затрагивать неаккуратных водителей, которые нарушают правила, часто попадают в аварии.

— А базовую ставку планируете повышать?

— Сейчас мы не будем ее менять.

Как заслужить доверие

— Инвестиционное и накопительное страхование жизни (ИСЖ и НСЖ). ИСЖ у нас сильно росло, как оказалось, из-за того, что банки продавали эти продукты под видом вкладов, с этим начал бороться ЦБ, в итоге ожидаемо начался спад. Что вы думаете по поводу таких длинных страховок и как на ваши продажи таких продуктов повиляли действия ЦБ?

— Мы в одной лодке с ЦБ и категорически против мисселинга (недобросовестная практика продаж, когда преднамеренно искажается информация о товарах и услугах. — «Ведомости»), поэтому предпринимали все усилия, чтобы его минимизировать или полностью избежать. Мы стараемся повторно звонить клиентам после того, как они купили страховку, чтобы не было ситуации, когда человек что-то недопонял и т. д. Если выясняется в разговоре, что клиент предполагал что-то другое, то мы всегда даем возможность без потерь вернуть деньги и расторгнуть договор. Свидетельством, что для нас борьба с мисселингом не препятствие, а, наоборот, благо, служит то, что сейчас наши продажи [ИСЖ и НСЖ] выросли в 2 раза по сравнению с прошлым годом.

— Существует проблема недоверия к страховщикам. Это вина страховых компаний или отсутствие, например, финансовой грамотности? Как ее решить?

— Страхование в принципе достаточно сложный финансовый инструмент. Вряд ли человек, когда будет выбирать, куда пойти — в парк, в кино или в ресторан, — подумает: «Нет, пойду-ка я в страховую компанию!» Поэтому это вопрос привычки, воспитания, а также качества продуктов, их удобства, понятности и прозрачности для клиентов. Это длинная дорога, и от нас зависит, насколько мы сможем донести до клиента не необходимость страховки, а ее доступность, понятность и нужность для клиента. С другой стороны, если мы посмотрим на то, что представляют собой страховые компании сегодня и 10, 20, 30 лет назад, то это небо и земля с точки зрения качества работы, сервиса, продуктов, технологий.

Мы всегда строили бизнес, исходя из того, что надо обслуживать клиентов так, как ты хочешь, чтобы обслуживали тебя. Сегодня мы занимаемся цифровизацией не потому, что считаем, что нам это зачем-то нужно, — это клиенту нужно, чтобы в два клика можно было продлить страховку или купить полис. Сколько у нас случаев, когда люди собираются улетать за рубеж, вспоминают, что забыли оформить защиту, и делают это в приложении «Альфастрахование» за пять минут! А ведь это то, о чем 15 лет назад мы и мечтать не могли.

20 лет спустя

— Вы почти 20 лет работаете в одной компании в одной должности, пусть компания очень крупная, а должность самая высокая. Но есть люди, которые и это в какой-то момент меняют. Скажите, главное, что вас держит, — это…

— Меня держит интерес. Когда я пришел в «Альфастрахование«, это было начало 2002 г., мне казалось, что страхование — поле непаханое, что многое можно изменить, это растущая индустрия. И я в этом не ошибся. Компания, в которой я работаю сейчас, и она же 20 лет назад — это разные вселенные с точки зрения технологичности, продуктов, сервиса. Серьезно развивается вся страховая индустрия. То, что нам удается сделать, результат, который мы получаем, доставляет мне удовольствие, это интересно, и пока у меня есть этот драйв, нет никакого смысла что-то менять. Может, самое мое большое личное достижение — то, что мне удалось сформировать такую команду, которая сейчас помогает мне с каждым годом делать «Альфастрахование» лучше.

«Мне повезло»

Владимир Скворцов стал вице-президентом крупной брокерской компании «Ринако плюс» сразу после окончания университета в 1992 г. Вот что он ответил на вопрос о завидном начале своей карьеры: «Мне повезло. Это было самое начало 1990-х, и мое первое в жизни собеседование происходило на ступеньках Политехнического музея. А на ступеньках оно проходило потому, что оно было назначено на 9 утра, я пришел без 15 минут и встретил небольшую толпу сотрудников, которые не могли попасть на работу из-за каких-то проблем с арендодателем. Человек, с которым у меня было собеседование, спросил, что я закончил, какие оценки, а после моих ответов сказал: «Завтра приходите на работу». На следующий день я вышел.

— В одном из интервью 10 лет назад вы на вопрос, кто будет самой крупной страховой компанией, ответили, что «Росгосстрах», хотя хотелось бы, чтобы «Альфастрахование«. И ошиблись. Вы опередили «Росгосстрах», но, правда, не стали самыми большими по собранным страховым премиям. Сделаете прогноз еще на 10 лет?

— За 10 лет действительно многое поменялось — тогда мы были седьмой компанией, сейчас мы вторые. Хотим ли мы быть первыми? Я бы сказал, что для нас этот вопрос не очень важен. И здесь речь не о том, что мы не хотим быть номером один: мы строили и строим компанию первого выбора для клиентов, для партнеров, для сотрудников. Я верю, что, если мы будем все делать правильно, наша рыночная доля будет расти. Но я хочу быть номером один не в рейтинге, а в сердце клиента — вот это для меня гораздо важнее, чем быть в рейтингах на первых строчках по сборам.

Что касается прогнозов, то я бы сказал по-другому: я бы хотел, чтобы в топ-5 или топ-10 появились компании, которых сегодня либо нет, либо они совсем маленькие. Я говорю о современных, технологичных игроках, с ними интересно конкурировать и создавать новые смыслы. Такого рода прорывы делают индустрию динамичной и интересной для клиента. Это не прогноз, а скорее пожелание.

В подготовке интервью участвовала Наталия Жукова

Владимир Скворцов: В страховании будет выигрывать цифровой подход

Гендиректор «Альфастрахования» Владимир Скворцов

Группа «АльфаСтрахование» – крупнейшая частная российская страховая группа с универсальным портфелем страховых услуг, который включает как комплексные программы защиты интересов бизнеса, так и широкий спектр страховых продуктов для частных лиц. Группа объединяет АО «АльфаСтрахование», ООО «АльфаСтрахование-Жизнь», ООО «АльфаСтрахование-ОМС», ООО «Медицина АльфаСтрахования» и входит в состав финансово-промышленного консорциума «Альфа-Групп». Услугами «АльфаСтрахование» пользуются более 31 млн человек и свыше 99 тыс. предприятий. Региональная сеть насчитывает 270 филиалов и отделений по всей стране. Собственные средства Группы составляют 31,7 млрд руб. Надежность и финансовую устойчивость компании подтверждают рейтинги ведущих международных и российских рейтинговых агентств: «ВВ+» по шкале Fitch Ratings, «ВВ+» по шкале S&P и «ruАA+» по шкале «Эксперт РА».